В.Л. Медведев, А.И. Стреляев, С.Н. Волков, Г.А. Палагута, К.Е. Чернов, В.С. Степанченко

Результаты выполнения тазовой лимфодиссекции у больных РПЖ с использованием роботической системы Da Vinci Si

Актуальность

Оценить результаты хирургического лечения выполненной тазовой лимфодиссекции у пациентов с РПЖ с использованием роботизированной системы Da Vinci Si.


Материалы и методы

В период с 18.12.2014г. по 18.03.2019г. в ГБУЗ «НИИ – Краевая клиническая больница №1 им проф. С.В. Очаповского» по поводу РПЖ с использованием робототехники прооперированы 523 пациента. Все пациенты в дооперационном периоде были стратифицированы по группам риска согласно рекомендациям EAU, а также произведена оценка возможного поражения ЛУ по номограммам Peter Scardino (Memorial Sloan-Kettering Cancer Center). 239 пациентам умеренного и высокого риска выполняли ТЛАЭ. Из них стандартный объем выполнен 166 больным, а расширенный и суперрасширенный 73 пациентам. Средний возраст составил 63,4 (45-78) года. Средний ИМТ 27,2(20,2- 34,6. Согласно EAU Guidelines 2018г., по прогностическим группам больные распределены следующим образом: с низким риском – 19%, с умеренным – 29%, c высоким– 48%, с очень высоким - 4% наблюдений соответственно.


Результаты и обсуждение

По данным послеоперационного морфологического исследования среднее количество удаленных лимфатических узлов (ЛУ), при выполнении ТЛАЭ стандартного объема составило 15,1 (7-25), а расширенного - 23 (8-44). При такой хирургической тактике у 22 пациентов диагностииовано морфологами метастатическое поражение ЛУ. Средний возраст этих больных составил 63,9 лет (57-71). Показатель ПСА крови в среднем составил 20,2 (5-48) нг/мл. Распределение пациентов по клиническим стадиям до операции выглядело следующим образом: Т1-1 пациент, Т2с-14 наблюдений, Т3а-4 и Т3b - 3 случаев соответственно. У данных пациентов среднее количество удаленных ЛУ составило 18,5 (9-44), а среди них, метастатически пораженных – 4,1 (1-17). Что касается послеоперационного показателя стадии Т, то у 5 пациентов он оказался как Т3а, а у 17 – T3b. В морфологическом исследовании пораженных ЛУ частичное замещение лимфоидной ткани наблюдалось в 66,2%, субтотальное в 14,1%, полное в 15,5%, а с прорастанием капсулы ЛУ в 7,1% случаев.


Консольное время операции, очевидно, было выше в группе выполнения расширенной ТЛАЭ и составило в среднем 142 (130-180) минуты, по сравнению с временем выполнения стандартной ТЛАЭ 125 (100-168) минут и без ТЛАЭ 80 (60-125)минут. Так же показатель объема кровопотери при выполнении расширенной и суперрасширенной ТЛАЭ оказался несколько выше 280 (80 – 530)мл, при стандартной ТЛАЭ 250 (50-450)мл.


Интраоперационные осложнения, возникшие вследствие выполнения ТЛАЭ в зависимости от ее объема распределены следующим образом: при стандартной и расширенной ТЛАЭ: ранение кишечника (1 и 2), повреждение мочеточника (0 и 2), ранение подвздошных сосудов(3 и 2), повреждение запирательного нерва(2 и 2), ранение мочевого пузыря(3 и 2) соответственно. Конверсия потребовалась у 1 пациента. Осложнения в раннем послеоперационном периоде – парез кишечника(4 и 7), ТЭЛА(2 и 2), лимфоррея(2 и 8), кровотечение (5 и 3), мочевой затек (1 и 2) флеботромбоз(0 и 2); поздние послеоперационные осложнения – лимфоцеле (7 и 12), стриктура мочеточника (0 и1) соответсвенно. Проанализировав характер и количество осложнений в зависимости от накопления опыта можно сделать вывод, что частота и характер этого показателя по мере накопления опыта снижается.


Заключение и выводы

Таким образом, ТЛАЭ в настоящий момент является «золотым стандартом» уточнения статуса тазовых лимфоузлов при раке простаты. Существующие в настоящее время методы визуализации обладают слабой чувствительностью для выявления метастазов в тазовые лимфоузлы в дооперационном периоде, а стадирование онкологического процесса крайне важно для определения прогноза заболевания и планирования дополнительного лечения. Выполнение расширенной ТЛАЭ не сопровождается увеличением риска интра- и послеоперационных осложнений при накоплении опыта. Необходимо так же отметить, что применение роботической системы при выполнении ТЛАЭ улучшает визуализацию всех анатомических структур, отсутствие тремора рук и удобство работы, в свою очередь, помогают выполнить столь сложную и объемную операцию с наименьшим количеством осложнений, что, в свою очередь, повышает качество лечения пациентов.

1. Чиссов В.И., Трахтенберг А.Х., Каприн А.Д.: Атлас операций при злокачественных опухолях органов мочеполовой системы, 2015.120с. 2. Медведев В.Л. Сравнительный анализ открытой и лапароскопической радикальной простатэктомии в лечении локального рака предстательной железы.- автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук.-Москва,2004 3. Пушкарь Д.Ю. Радикальная простатэктомия — М.: МЕДпрессинформ., 2002, С.167 4. Злокачественные новообразования в России в 2014 году (заболеваемость и смертность). Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. М.: ФГБУ «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена» – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский радиологический центр» Минздрава России, 2016. 250 с 5. XVII Конгресс Российского общества урологов: Материалы конгресс. Екатеринбург, 2018.299с

Релевантные публикации

Робот-ассистированная резекция почки при опухолях T1b: результаты трифекты

Погосян Р.Р., Малхасян В.А., Семенякин И.В., Прокопович М.А., Пушкарь Д.Ю.
Урология

Аллотрансплантация трупной почки с использованием роботизированной системы Da Vinci

В.Л. Медведев, С.Н. Волков, Г.А. Палагута, К.Е. Чернов
Урология