Главная   |  Новости   |  Почему российские хирурги выбирают операции с роботом-ассистентом?

Почему российские хирурги выбирают операции с роботом-ассистентом?

14 июля 2017

H75A0126.jpg

 

За 10 лет da Vinci в России из экзотики стал достаточно обыденным явлением. Сегодня установлены 26 роботов в клиниках по всей стране. Хирурги, для которых роботическая хирургия – просто один из способов выполнить свою работу добротно и качественно. А что для них da Vinci Хирургия?



Игорь Абоян, профессор, доктор медицинских наук, врач-уролог высшей категории:

- Это самая современная сегодня хирургическая техника для выполнения операций с удаленным доступом. Робот da Vinci дает возможность делать то, что хирург самостоятельно выполнить не в состоянии. Исключен тремор рук. За счет этого технические возможности хирургии повышаются. Робот da Vinci широко используется сегодня при операциях на почках, в труднодоступных зонах, у женщин при миомах, опущениях матки и так далее.

regular_big_photo-4df1dbbfe435d76cfab124287ac987c9.jpg 

Дмитрий Семенов, профессор Первого Санкт-Петербургского университета, заведующий кафедрой общей хирургии. Выполнил около 200 операций на роботе da Vinci:

- Сегодня квота стоит около 220 000 рублей. В данной ситуации – это то обеспечение, которое государство заложило, чтобы данная технология имела развитие. И данное лечение проходит полностью в рамках медицинского страхования, а не в рамках траты личных средств.

 

 

Михаил Винокуров, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой хирургии медицинского института СВФУ, г. Якутск:

- Запланирована закупка высокотехнологичной аппаратуры. Решили закупить два робота da Vinci для нашей республики. Конечно, стоимость этого комплекса очень высокая, но думаю, что в будущем она окупится.

 

Александр Зырянов, уролог-онколог, доктор медицинских наук, профессор кафедры урологии УГМА, заведующий вторым урологическим отделением ГУЗ СОКБ №1:

- Плюсы для врача – удобство операции, комфорт в выполнении, хорошая визуализация. Для пациента – операция практически бескровная, максимальная потеря крови – 200-300 миллилитров. Пациент восстанавливается очень быстро, на следующий день уже встает, ходит. На 6-7 сутки уже выписывается из стационара. 

Денис Мазуренко, кандидат медицинских наук, заместитель руководителя урологической клиники ЕМС:

 

- Потребность в роботе da Vinci, собственно, была всегда. С момента, как начала развиваться малоинвазивная хирургия. Без больших разрезов, через проколы заходить в разные сложнодоступные места, подводить туда камеру и выполнять операцию...

Начиналось это с урологии. Идеальный доступ к предстательной железе, оптимальная видимость. Лучше не придумаешь. Это сейчас – «золотой стандарт» лечения рака предстательной железы. Позже начали внедряться операции на почке. Можно сказать, что по всем данным новый метод как минимум сравним с традиционной хирургией, а во многом начинает превосходить ее.

Многие считают сейчас, что da Vinci Хирургия – не столько альтернатива лапароскопии, сколько оптимизация открытой хирургии. Инструменты робота легко повторяют движения кисти хирурга. А учитывая их миниатюрные размеры – они могут подобраться туда, куда не может человеческая рука. Если брать наших коллег – гинекологи во многих клиниках так же активно используют робот da Vinci. Хирурги тоже активно используют на операциях по всей брюшной полости. Это и проктологические, и онкопроктологические операции, заболевания печени, бариартрические операции так же выполняются на роботе. Достаточно активно начинает внедряться эта технология и в сосудистую хирургию. Это и сердечно-сосудистая хирургия, операции на сердце. В нашей клинике в этот процесс очень активно включились лор-врачи.

Робот da Vinci не обладает искусственным интеллектом. Он обладает рядом программ, которые позволяют быстро и четко передавать команды от рук хирурга. Хирурга за консолью, работающего руками и ногами, можно сравнить с музыкантом, играющим на органе. Эта система обладает высоким уровнем программного обеспечения. Помимо того, что она передает движения хирурга, она распознает непроизвольные движения. Робот не выполнит команду, если у хирурга, например, дрогнет рука.

Хирург, сидя за консолью, смотрит в окуляры стереоэндоскопа и как бы находится внутри организма пациента. Полный эффект присутствия, как в кинотеатре с 3D-очками. При открытой, либо лапароскопической операции хирург чувствует, скажем, пульсацию сосудов, твердость или мягкость каких-то тканей, сопротивление при выделении чего-либо. При da Vinci Хирургии пульсация, скажем, аорты тоже передается через консоль на руки хирурга. Подводя итог, я бы сказал, что робот da Vinci это, образно выражаясь, болид, который позволит занять первое место опытному и первоклассному пилоту. Но при отсутствии такого пилота ничто не сможет привести в движение этот аппарат.

Я думаю, что придет время, когда роботизированные системы будут замещать постепенно традиционную лапароскопию. Чем больше будет роботов, тем больше будет снижаться стоимость этих систем, расходных материалов. Рано или поздно da Vinci Хирургия станет таким же обыденным явлением, как сейчас скальпель или зажим.

 

 

 

 

Пьер Моно, доктор медицинских наук, консультант-уролог ЕМС:

- В основе работы робота da Vinci лежит лапароскопическая операция. Инструменты практически те же самые. Но разница в том, что эти инструменты соединены с роботом и более высокотехнологичны, позволяют двигаться в больших направлениях, чем при лапароскопических операциях. Можно с уверенностью сказать, что за роботом – будущее. Особенно в операциях на почке, на простате, органах, расположенных глубоко внутри тела.

 

 

Ольга Плеханова, эндоуролог ЕМС:

- Роботические операции мы начали выполнять с 2012 года, когда была установлена система da Vinci. Дело в том, что для выполнения роботической операции нужна команда хирургов. Один выполняет операцию на консоли, второй – ассистирует ему и помогает с помощью лапароскопических инструментов. Роботическая хирургия – та же лапароскопическая хирургия, только усовершенствованная. Роботическая команда – это три человека. Хирургу, работающему за консолью, не надо до стерильности мыть руки, одевать специальную одежду. Он вообще не касается пациента. Работа за консолью – это будущее. Другие члены команды выполняют функции ассистентов, работая непосредственно с пациентом. Хотя это слово не совсем применимо. Они – равноправные участники операции.

У хирурга появляется возможность 3D-визуализации операционного поля, гораздо больше маневренности, возможности инструментов, достигается минимальная инвазивность проводимых операций. Те операции, которые лапароскопически было бы невозможно выполнить, с роботом da Vinci становятся возможными. При более сложной локализации опухоли, например, рядом с сосудом. Возможность более точного и более прицельного выполнения операций с сохранением нервов, сосудов, без повреждения большого количества тканей: вот это – основное преимущество.

Полостная операция гораздо травматичнее. Это большой стресс и травма для организма. Качество жизни после da Vinci Хирургии – совершенно нормальное. Да и косметический эффект несравним.

 

Дмитрий Пушкарь, профессор, доктор медицинских наук, главный уролог Минздрава России:

- Робот da Vinci полностью изменил качество хирургии во всем мире. Робот-ассистированные операции отличаются от обычных, как небо и земля. Роботизированная хирургия стала настоящим переворотом в медицине. Инструменты робота, контролируемые хирургом, могут проникать в самые труднодоступные места человеческого тела – туда, где невозможно оперировать скальпелем. Операция идет несколько часов при минимальной кровопотере: если при открытой операции пациент теряет 500 мл крови, то при роботизированной – в 10 раз меньше. На порядок меньше травмируются и прилегающие к операционной зоне ткани. Поэтому через пять часов после операции пациент уже встает на ноги.

GKB-509413.jpg

 

Евгений Кира, главный акушер-гинеколог ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н. И. Пирогова» Минздрава РФ, профессор:

- На роботе можно делать все операции. Проще всего, конечно, сделать холецистэктомию, аппендэктомию. Только этого делать не надо. Робот и создан для того, чтобы делать те операции, которые очень сложно или невозможно выполнить лапароскопически или торакоскопически. Он нужен для того, чтобы выполнять тонкие операции, сложные операции в ограниченном пространстве, выполнять их очень точными, выверенными движениями: вблизи крупных сосудов, нервных пучков и тому подобное.

Мы еще пятнадцать лет назад говорили о лапароскопии, как о каком-то удивительном техническом прогрессе. Она была доступна не для каждого учреждения. Сегодня мы видим, что лапароскопия имеется практически в любой клинике, включая центральные районные больницы. Точно так же и с da Vinci. Наверное, будет такая же ситуация. Пока это кажется для многих диковинным. Но пройдет 10-15 лет – и он станет гораздо более доступен и распространен. Так же, как это было когда-то с лапароскопией.

 

Автандил Манвелидзе, заместитель главного врача по хирургии ГКБ №31:

- Наиболее эффективно и целесообразно применение этих роботов на операциях в первую очередь урологических, на предстательной железе, при заболеваниях прямой кишки и ободочной кишки, нижних ее отделах. Можно делать операции на поджелудочной железе, на желудке, на любых органах брюшной полости: на печени, на селезенке, на почке.

 

 

 

 

Владимир Медведев, заместитель главного врача по урологии ГБУЗ «Краевая клиническая больница № 1 им. проф. С.В. Очаповского», доктор медицинских наук, профессор:

- С помощью роботической хирургии можно удалить полностью орган, возможно частичное удаление органа. И так далее. Главное – эта операция позволит пациенту быстрее подняться, меньше проводить времени на больничной койке.

 

 

Сергей Ярмощук, и.о. заведующего отделением онкологии и радиотерапии Сибирского федерального биомедицинского исследовательского центра имени академика Е.Н. Мешалкина, врач-онколог, врач-уролог:

- Первое преимущество – это возможность заглянуть в те участки, которые раньше были недоступны человеческому глазу, возможность выделения тканей, максимально детальное отхождение от здоровой ткани и опухолевой ткани.

Da Vinci – четырёхрукий автомат. Изначально его приобретали для лечения сердца, но теперь стали использовать и для удаления раковой опухоли. Во время операции врач сидит за пультом и использует специальные джойстики, чтобы управлять инструментами. Благодаря мощной оптике, он видит нужный участок организма в многократном увеличении. Проникает вовнутрь аппарат через еле заметные проколы на животе.

 

Александр Попов, доктор медицинских наук, руководитель эндоскопической клиники Московского НИИ акушерства и гинекологии:

- Сегодня роботическая и лапароскопическая хирургия доступна каждому пациенту. Такие способы хирургических вмешательств дают возможность как можно быстрее вернуться к привычному образу жизни. Например, пациентка, которой была удалена большая миома матки, 7-8 сантиметров, сложной локализации, пробудет в стационаре всего лишь сутки, максимум двое.

 

 

Евгений Велиев, доктор медицинских наук, профессор кафедры урологии и хирургической андрологии Российской медицинской академии последипломного образования, заслуженный врач РФ, заведующий урологическим отделением ГУЗ "Городская клиническая больница имени С.П. Боткина" ДЗ г. Москвы:

- Здесь, безусловно, легче работать, потому что ты не стоишь – это первое. Второе – ты не стерилен, можешь отвлекаться. Никто, конечно, не пьет кофе за аппаратом, но тем не менее это тоже можно. И, наконец, есть целый ряд преимуществ для меня – это то, что я гораздо больше вижу, а значит и гораздо больше могу. Современная хирургия – это визуальная хирургия. Никто в луже крови нынче не оперирует.

 

 

 

Алексей Архипов, кандидат медицинских наук, кардиохирург в Новосибирском научно-исследовательском институте патологии кровообращения имени академика Е.Н. Мешалкина

 

- Da Vinci – это не система искусственного интеллекта, как может показаться из названия, а доведенный на сегодняшний день до идеального состояния хирургический инструмент. Робот-ассистированная хирургия da Vinci развивалась из эндо­скопической хирургии, при которой через небольшие разрезы и проколы устанавливаются хирургические инструменты и камера. Недостатком эндоскопического метода является то, что хирург видит на мониторе плоское двухмерное изображение и при этом оперирует инструментами довольно большой длины (25–40 см), что существенно сужает амплитуду его действий. Между тем аппаратура da Vinci благодаря стереоскопической камере выдает трехмерную картинку на экран. При этом размер инструментов практически не играет роли, так как хирург видит на экране непосредственно рабочие части инструментов, которыми и совершаются все действия.

 

***

Несмотря на то, что уже доказана эффективность для проведения минимально-инвазивных операций с использованием системы da Vinci, результат операции для каждого пациента будет индивидуальный. Как и в отношении любой операции, мы не гарантируем наличие перечисленных преимуществ, поскольку каждый случай уникален.

Обязательно проконсультируйтесь с врачом о существующих методах лечения.