Главная   |  Публикации в СМИ   |  Пациент в «лапах» робота

Пациент в «лапах» робота

almazov-da-vinci.jpg

Безупречные действия хирургической бригады отрабатываются годами совместной работы. Фото Дмитрия Соколова

Приглашение в операционную всегда воспринимаешь с опаской – даже если в качестве не пациента, а репортера. Но мне объяснили, что операция будет хоть и тяжелой, но почти бескровной. Сложной, но не слишком долгой. К тому же в составе хирургической бригады уникум – известнейший в мире робот Da Vinci, а проводит операцию доктор медицинских наук Михаил Мосоян. Кто же откажется от такого знакомства, и вот я в операционной Федерального центра имени В. А. Алмазова.

Мировая робототехническая знаменитость выглядела не столь необычно, как можно было предположить.

– Главные составляющие хирургической системы Da Vinci – две консоли, – объясняет клинический ординатор Дмитрий Федоров, он в составе хирургической бригады. – В консоли хирурга размещены манипуляторы, они передают каждое движение его рук инструменту, введенному в брюшную полость пациента. Здесь же экран, на котором хирург видит все происходящее в теле больного в реальном изображении, причем увеличенном и объемном – в режиме 3D.

У консоли пациента – четыре руки, медики называют их «лапами». В эти руки вставляются хирургические инструменты. На самого пациента я старался не смотреть, хотя ничего особо страшного вроде бы не наблюдалось. Благодаря Da Vinci вскрытие брюшной полости делать было не нужно. Только несколько небольших разрезов внизу живота.

Диагноз больного, которого оперируют сегодня, неутешительный: рак простаты. У мужчин в США, Англии, Франции, а теперь и в России это самый частый вид онкологического заболевания, раньше в нашей стране на первом месте были легочные патологии. Дарит надежду только одно: если рак предстательной железы обнаруживают на ранних стадиях, от него можно излечиться. Наилучший метод – радикальное хирургическое лечение: полное удаление железы.

В этот раз операцию осложняли сразу несколько факторов: возраст больного – 76 лет, полученные когда-то спортивные травмы, не позволяющие расположить пациента в операционном модуле по ординарной методике.

– Сегодня мы проводим очередную уникальную операцию, – сообщил возглавляющий хирургическую бригаду ведущий специалист по урологии Центра имени Алмазова доцент кафедры урологии ПСПбГМУ имени академика И. П. Павлова Михаил Семенович Мосоян. – Других у нас уже не бывает (смеется). Практически всегда приходится разрабатывать отдельный план действий. Кроме того, ставим для себя максимальные задачи. Во-первых, избавить от рака, удалив опухоль, во-вторых, не обречь человека на «доживание», а сохранить качество жизни – нормальное функционирование мочеполовой системы. В-третьих, провести операцию с минимальной кровопотерей, что обеспечит быстрое восстановление больного.

Американский робот с точки зрения развития робототехники не так уж молод, его создала компания Intuitive Surgical в начале 2000-х годов. Однако до сих пор он остается самым востребованным хирургическим аппаратом в мире. Освоить методику работы на нем не так уж просто. Ведь каждое движение пальцев хирурга на манипуляторе мгновенно повторяют инструменты, вложенные в лапы робота и находящиеся внутри пациента. Ошибки здесь недопустимы.

Именно поэтому фирма-производитель не только делает роботов, но и проводит обучение специалистов. Лишь шестерым российским врачам компания делегировала право обучать по роботической программе в России. Двое из этих специалистов – урологи: Михаил Мосоян и профессор Дмитрий Юрьевич Пушкарь, главный уролог России. И с 2013 года эта работа активно ведется. Тот же Михаил Мосоян уже проводил обучение специалистов в Москве, Ростове-на-Дону и в нашем пригороде Сестрорецке.

Сейчас в российских клиниках 25 роботов Da Vinci, три из них в Петербурге. Но первый появился именно в Северо-Западном федеральном медицинском исследовательском центре им В. А. Алмазова, где уже выполнено около 1000 робот-ассистированных вмешательств специалистами разных профилей.

– Руководитель центра академик РАН Евгений Владимирович Шляхто в свое время принял весьма ответственное решение. Робот – аппарат чрезвычайно дорогостоящий, работать на нем наши специалисты еще не умели, поэтому был риск: а вдруг его не удастся освоить. Но Евгений Владимирович решился на его приобретение, чему многие сотни пациентов по всей России и за рубежом очень благодарны. Сейчас могу достоверно утверждать: наш опыт и результаты лечения – на уровне лучших мировых стандартов, – говорит Михаил Мосоян. – Первой приступила к работе на Da Vinci бригада хирургов разных специальностей во главе с заведующим кафедрой общей хирургии ПСПбГМУ им. И. П. Павлова профессором Дмитрием Юрьевичем Семеновым. В этой группе хирургов довелось оказаться и мне. Моего учителя, профессора Семенова, можно по праву считать основателем роботической хирургии Петербурга.

В хирургической бригаде у каждого свои функции.

– Робот Da Vinci – отличное изобретение, но это только инструмент в руках хирурга. Операцию же делает команда, и действия каждого из ее членов должны быть максимально профессиональными и отработанными. Этого мы добиваемся месяцами и даже годами совместной работы, – подчеркивает оперирующий хирург.

И все же Da Vinci хороший помощник. С помощью манипуляторов робот производит движения с разворотом инструмента на 360 градусов во всех направлениях, что не способна сделать рука человека. При этом точность движений исключительно высока. В «лапах» робота в отличие от рук человека инструмент никогда не задрожит, никогда из них не выпадет. 3D-изображение и десятикратное увеличение позволяют хирургу буквально «с головой погрузиться» в оперируемую полость, находясь за консолью в нескольких метрах, а при необходимости и в сотнях километров от пациента. В принципе это изобретение из военных технологий: оказание медицинской помощи пациентам, находящимся на удаленных базах, военных кораблях или подводных лодках. Затем оно перекочевало в гражданские медицинские технологии.

Между тем операция по удалению пораженного раком органа приближается к своему завершению. Еще несколько движений хирурга, переданных манипуляторами роботу, и удаляемая железа полностью отделена от окружающих тканей. Хирург-ассистент Дмитрий Ильин с помощью своих инструментов помещает ее в некий сачок и извлекает через один из разрезов. Вместо нормальных 25 кубических сантиметров объем пораженной раковой опухолью железы в три раза больше, и это было еще одним осложняющим операцию фактором.

Теперь остается зачистить «поле боя»: соединить каналы, прижечь электротоком кровоточащие сосуды, вымыть физиологическим раствором полость, откачать жидкость.

На сегодняшний день хирургические вмешательства, в том числе с участием робота Da Vinci, для пациентов – граждан Российской Федерации бесплатны. Они делаются по федеральной квоте. Стоимость же операции для остальных пациентов в несколько раз меньше по сравнению с аналогичными операциями, проводимыми за рубежом. Хороший повод подумать о более широком развитии медицинского туризма в Россию.

– Рак предстательной железы может возникнуть в достаточно молодом возрасте. Заболеть им может каждый пятый мужчина. Не зря после 45 лет рекомендуется раз в год сдавать кровь на специальный анализ – PSA. Если по итогам операции мы не обеспечим пациенту нормальное качество жизни, он станет инвалидом, – говорит Михаил Мосоян. – Мало того, что это человеческая трагедия – государству придется платить ему пенсию. А после подобной операции человек остается в рабочем строю, сам зарабатывает деньги и отчисляет налоги в бюджет – в этом и должен быть государственный расчет.

Операция длилась 1 час 16 минут. Если бы ее делали «по старинке», она бы продолжалась несколько часов. В ходе операции пациент потерял бы до полулитра, а то и больше крови (в этот раз не более 50 миллилитров). После столь длительного по времени наркоза и большой кровопотери восстановиться ему было бы непросто. Сейчас же через несколько дней больной будет выписан из клиники с большими шансами на полное выздоровление. 

 Олег Рогозин